Александр Литвин (a_litvin) wrote,
Александр Литвин
a_litvin

Избранные главы книги "Выше Бога не буду"

62.
Прошла зима, и, как всегда, с апреля я продолжил строительство дома. Задача была простая: нужно было достроить фронтоны, установить стропила и к осени закончить крышу. Для такой ответственной работы я нанял бригаду строителей, и сам все свободное время проводил там. Мне хотелось, чтобы все было идеальным, чтобы дом был красивым, и я никак не мог оставить работу без контроля.
В один из дней были выведены четыре фронтона – треугольники по торцам здания, с круглыми окнами в их центре. Высота треугольников составляла примерно четыре с половиной метра с основанием в десять метров. Фронтоны были выложены толщиной с кирпич. Осталось положить всего лишь несколько кирпичей, чтобы закончить каменные работы и приступить к монтажу. Мы работали на высоте десяти метров. В течение всего дня был ветерок, заметный, но не сильный. Он кончился внезапно, как будто выключили вентилятор. И стало необычно тихо.
Я поднял голову, осмотрелся. На западе горизонт был бурым.
– Все бегом вниз, сейчас начнется!
Строители не поняли:
– Что начнется?
– Бегом!!!
Иногда армейский опыт позволяет управлять людьми, к тому же и строители его имели. Все, пока еще ничего не понимая, кинулись вниз. Надвигалась песчаная буря. Такие катаклизмы периодически случались и случаются после того, как в соседнем Казахстане распахали целину на миллионах гектаров. Ураганный ветер поднимает огромную массу земли со вспаханных весенних полей, и вся эта масса летит со скоростью сто двадцать километров в час, сметая на своем пути все препятствия и обрабатывая, как наждачным инструментом, все, что можно.
Буря надвигалась стремительно, и я понимал, что фронтоны мои сейчас повалятся, так как раствор еще не схватился. Да даже если и схватился – парусность большая, они не связаны между собой, и сдуть их может ветер и меньшей силы.
Я лихорадочно стал вспоминать, что там говорила бабушка по поводу ветра, как остановить, что делать. Кроме стихов Пушкина, в голове ничего не было. «Ветер, ветер, ты могуч, ты гоняешь стаи туч…» Ох, как жалко работу и время, да еще кирпича совсем впритык, я ж все до последнего рассчитал. Не рассчитал только вот эту бурю. Мама утром говорила: будет ветер, сильный. Да, точно, говорила. Рыжик купался в песке и несколько раз подряд перевернулся. Маму надо слушать. Так. Что делать? Град… если град надо бросать кочергу! Кочерги нет. Кроме щебенки и кирпича, под рукой у меня ничего. Полведра раствора. Строители пулей сбежали и оставили и инструмент, и раствор. Я взял это ведро и сколько было сил бросил его в сторону надвигающегося ветра. И началось.
Я успел только сбежать вниз и наблюдал, как с соседнего дома ветер поднял огромную крышу вместе со стропилами, перенес ее метров на двадцать и бросил оземь. Трансформаторная будка, стоящая на двух фундаментных блоках, сползла и завалилась на бок. Порыв был такой силы, что в воздух взлетело все, что могло. Бочка двухсотка, полная воды, опрокинулась, как будто пустое пластмассовое ведро.
Все стихло так же стремительно, как и началось. Я отошел от дома, посмотрел вверх: фронтоны мои стояли как ни в чем не бывало. Ребята строители тоже задрали головы и удивлялись: стоят. Стоят, как огромные паруса, и ветер их не истрепал. Строители уже было решили, что все придется делать заново. Они знали, что кирпича у меня поштучно и ожидали, что теперь будет возможность еще раз подзаработать. Они не были такими уж алчными и действительно хорошо работали, но, как говорится, больше работы – больше денег. Но работы не было – фронтоны стояли, как будто урагана и не бывало. Один парень, который наблюдал за мной, когда я скидывал ведро с раствором, сказал: «Зря ты ведро то сбросил, ничего бы не случилось. Видишь, все стоит. А так, придется опять маленький замес сделать, да и ведро всмятку».
Нет, не зря я это ведро кинул в пасть буре. Иногда природе надо дать что то малое, чтобы она не взяла большего. Это я точно знал! Это понимание пришло моментально. Когда осматривался, я уже знал, что что то надо сделать, а вот потом все произошло автоматически.
Вечером я размышлял о жертве. О традициях жертвоприношения. Эти традиции сильны в любой религии и в любом народе. Я встречал их и продолжаю встречать. Ни одна традиция не имеет необоснованного появления. Да, в процессе жизни она обрастает легендами, домыслами, фантазиями и специально введенными искажениями в угоду политического момента. Но изначально в традициях – только тысячелетние наблюдения и применение их на практике. То же самое относиться и к жертвоприношению.
По сути, любая медицинская прививка – тоже есть жертва, только жертва научно доказанная. Человек переносит болезнь в легкой форме и приобретает иммунитет, в некоторых случаях – пожизненный. Это самая натуральная жертва. Природа получает свое, человек свое – и все довольны. Так, вероятно, случилось и в этот раз. Я отдал ведро с раствором – железо и камень, и этого было достаточно, чтобы оставить мне мою крышу. Моя крыша устояла!
Я вспоминал и вспоминал свое ощущение. Мне важно было его вспомнить: какая эмоция, о чем я думал в этот момент, почему именно так, а не иначе. Зацепиться было не за что. В основе было только одно непроверенное мной знание: когда идет град – надо бросить кочергу. Не пробовал, не знаю, работает или нет. Пойдет град – брошу.


Приобрести книгу можно на официальном сайте.
Tags: Книга "Выше Бога не буду"
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments