Александр Литвин (a_litvin) wrote,
Александр Литвин
a_litvin

Categories:

Один день в Сказке (премьере фильма "Реальная сказка" посвящается...)

Наверняка вам знакомо чувство погружения, которое возникает тогда, когда фильм особенно трогает, когда смотришь его на одном дыхании и сопереживаешь героям так, как если бы сам был одним из них. Современные 3D технологии  добавили нам «глубины» и создали эффект присутствия. Почти присутствие, потому, что это все же эффект. Поэтому когда мне предложили побывать «внутри кина», конечно, я не смог отказаться. Это ж как в космос слетать! В смысле хорошо только тому, кто турист.


 
К тому моменту как я узнал о том, что фильм снимается, 90% фильма уже было снято, и заключительные съемки ожидались на киностудии «Баррандов». На «Баррандове» собирались снимать финальную битву Добра со Злом, которая требовала особой конструкции площадки. Сначала, правда, хотели снимать в Москве, однако, выяснилось, что на «Баррандове» это можно сделать значительно эффективнее, а главное дешевле.  


 
Понятно, что к концу съемок фильма все приличные роли уже оказались «попилены». Добро и Зло тоже оказались заняты. Но, дабы я мог прочувствовать весь съемочный процесс «на собственной шкуре», меня определили в местные сказочные волшебники. Меня предупреждали, что съемочный процесс дело ответственное и тяжелое. И даже нагоняли страху: мол, придется стоять под проливным дождем по колено в воде без перерыва на обед и выходных. Но я не дрогнул. Ведь, в конце концов, именно за этим и поехал. И ни разу не пожалел. Это действительно оказалось замечательным приключением, которое я вспоминаю до сих пор.
 
Утро началось с того, что я прибыл на «Баррандов» – необъятную территорию со множеством строений. Строго говоря, Баррандов – это пригород Праги, примерно как у нас Южное Бутово, но все же сама студия с одноименным названием выглядит как отдельный город в этом пригороде.


 
Въезд под шлагбаум, пять минут петляния микроавтобуса между зданиями - и вот я на месте. Передо мной небольшое здание с техническими помещениями, которое примыкает к основному павильону. В коридоре толпится человек двадцать в разнообразных костюмах: кто в ожидании приглашения в павильон, кто в ожидании грима, но все очень оживлены, рассматривают друг друга, смеются. И мне как-то сразу передалось их настроение, хотя я ничего не понимал из того, о чем они говорят, ну, разве что отдельные слова, которые созвучны русским. 
 
Костюмерная представляет собой помещение с длинными вешалками, на которых развешаны костюмы, и с коробками, в которые сложены различные «запчасти» типа богатырских перчаток и бус сказочных красавиц. Батарея резиновых сапог стоит вдоль стены. Резиновые сапоги? Ах, да! Ведь обещали съемки по колено в воде!  Костюм как-то сразу садится, и меня отправляют на грим.



Пока специалисты решают, как именно я должен выглядеть, я, от нечего делать, рассматриваю все вокруг. На столе гримера лежат… носы. Много носов. Много носов различных форм и размеров. Неужели мне какой-то из них приклеят? Нет, говорят, собственный сойдет, вполне фактурный. О, господи, вот уж не думал никогда….


 
Путаясь в длинной одежде и характерно чавкая резиновыми сапогами, иду по переходу в съемочный павильон. «Наш» 10-ый съемочный павильон оказался огромным ангаром площадью более 1000 кв. м. высотой с четырехэтажный дом и с внутренней ямой глубиной 4.5 метра.



Как я потом обнаружил, это еще не самый большой из имеющихся:  павильоны 8, 9 и 10 расположены таким образом, что если убрать перегородки между ними получается просто футбольное поле!

  
 
Открыв дверь павильона, я, честно говоря, ожидал увидеть яркий свет, кучу людей и камер – ну, вот как-то так я себе представлял «кино». Но к своему удивлению не обнаружил ничего кроме полумрака, странной завесы от потолка до пола и множества проводов на полу. «Здравствуйте, я – Люся. Я буду вашим ассистентом. Хотите чай или кофе? Может вы проголодались, и я принесу что-нибудь поесть?». Люсе нет и двадцати, зато есть желание быстро бегать, делать одновременно несколько дел, получать нагоняй от режиссера или от его помощника, не обижаться, пританцовывать в перерывах и, особенно в конце дня, когда уже все валятся с ног.


 
Следую за Люсей в неприметный проход в завесе и оказываюсь, наконец, на съемочной площадке. Она - зеленая. В смысле вся зеленая. В смысле не зеленые на ней только люди, пара телег, колесо мельницы, да волшебный дуб.



Сначала от такого обилия зеленого несколько теряешься, но потом привыкаешь. Это хромаки или, как здесь его называют хромакей, «green screen», вместо которого потом появится сказочный мир.


 
За основным «забором» высотой с ограждение хоккейной площадки есть второй контур «забора» пониже. Это гидроизоляция. Потому, что внутри - вода. Влажность и температура воздуха как в предбаннике хорошей бани. Все ходят в резиновых сапогах. Вернее, шлындают по огромной луже, совсем так же как в детстве, когда весной появлялись первые приличные лужи. Но шлындают это, вроде как, слоняются  без дела, а здесь, на съемочной площадке все шлындают только по делу. Дело у каждого свое: проверяют свет, фотографируют, передвигают инвентарь, расставляют специальные «маячки», ну, и так далее.


 
И вот наступил звездный час. Всех попросили проследовать в… лужу. И тут началось: объяснение режиссера – репетиция – включить дождь – съемка – стоп съемка – стоп дождь –  возвращение на исходную – дождь – съемка. Далее – по кругу. Кто к обеду, а кто и раньше, но все промокли до нитки.



Больше всех повезло мужику, которому поручили нести в кадре поросенка. Поросенок, в отличие от прочего инвентаря, был настоящим и как только мужик брал его на руки, поросенок по-настоящему визжал и по-настоящему пытался вырваться. Поросенку нравилось в луже, а вот на руках - категорически не нравилось. Пару раз поросенку удавалось бежать, и мужик основательно повалялся в луже, прежде чем у него получилось изловить порося, призвать его к порядку и вернуть на исходную.


 
Четыре часа съемок пролетели незаметно, и всех позвали на обед. Прямо как есть – в мокрых костюмах. Для того, чтобы люди не замерзли в мокрой одежде, в отдельном затянутом брезентом помещении включили воздушную пушку с горячим воздухом. И некоторые особо сообразительные попытались тут же просушить под ней одежду. Тем, у кого костюмы были из мешковины, повезло больше: был хоть какой-то намек на то, что их вообще можно просушить. А вот у кого костюмы были из бархата, те, конечно, остались без всяких вариантов. Костюмы из бархата, кстати, намокнув, стали весить не меньше 20 кг. Потом я узнал один секрет насчет того, как сохранить «попу сухой». До того, как я узнал секрет, я, кстати, спасался "Бехеровкой". Так вот. Сначала бывалые одевают термобелье, потом на него одевают два прозрачных и тонких плаща-дождевика: один как обычно, а другой – задом наперед. Все закрепляется скотчем. И только после всего этого надевают костюм. В таком виде можно стоять весь день под проливным дождем и, как говорится, ничего тебе за это не будет.  


 
В обед подавали макароны. Между прочим, ничуть не хуже, чем в самых «итальянских» московских ресторанах. Тут, правда, я обнаружил неприятный факт: моя борода новой длины и макароны – несовместимы! Как же я намучался! Но это ничего. Потому, что с бородами всех остальных - тех, кто в жизни не носит вообще никакой бороды - мучилась потом вся команда гримеров. В отличие от меня тем, кто бороды в жизни не носил, и в голову не пришло, что после еды в бороде может оставаться что-то вкусненькое.


 
После обеда… Нет, ошибаетесь, никакого «тихого часа»! Хотя, если честно, все очень к этому располагает. Думаете, будем снимать что-то другое? Нет, все, то же самое: сказочный лес, дождь, исход героев из Сказки. Часа через два-три становится понятно, что запал пропал, люди устали, но стараются.



Сапоги полны воды, ноги гудят, все мокрое и тяжелое, но ныть и жаловаться нельзя – вон как маленькая Люся бегает, и ни на что не жалуется. А Люся между тем все это время исправно таскает чай, печеньки, бананы, мандаринки, реквизит, успевает еще и гримерам помогать, и.. пританцовывает. Вот уже почти вечер, а она пританцовывает. Откуда в этом маленьком тельце столько энергии? Просто ей безумно нравится все то, что она делает.


 
Ну, вот, наконец, второй режиссер объявляет, что вот еще чуть-чуть и все будет «снято». Народ заметно оживляется и следующие полчаса все работают с огромным энтузиазмом. Действительно, мы довольно оперативно завершаем съемки и в конце работы нам аплодирует вся съемочная группа - аплодисментами принято благодарить людей, участвующих в процессе. Видно, что людям эта благодарность очень приятна, они улыбаются и жмут друг другу руки.
 
А дальше вся эта мокрая толпа пытается одновременно выйти из лужи. Уровень воды в луже заметно падает, а по коридору до костюмерных комнат тянется широкий мокрый след. Люди сдают костюмы и костюмы тут же помещают в сушильные машины – завтра их оденут вновь и может быть даже сухими, если повезет. Носы, брови и бороды тоже подлежат сдаче – и возникает еще одна очередь на снятие грима.
 
Я везде прохожу без очереди – вот она, прелесть VIPа из массовки. Снимаю резиновые сапоги – и это счастье! Второй раз счастье наступает тогда, когда я доберусь до отеля и рухну спать. Перед тем как заснуть я еще успею подумать, что вот, мол, как хорошо, что завтра не нужно на съемочную площадку, а можно просто гулять по городу. Правда, завтра я обнаружу, что гулять по городу невозможно – очень болят ноги. Но это будет завтра.



В посте описаны события годичной давности. А вот премьера фильма "Реальная сказка" - сегодня, 3 ноября 2011 года. 
Tags: Анонс
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 80 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →