September 9th, 2015

Litvin_main

(no subject)

Тут праздник на днях случился. День нефтяника.

Есть Нефтяники, а есть Фтяники. Фтяников больше.Но и те и другие зависят от цены на нефть. Нефть. Как много в этом звуке. Кто-то называет её кровью земли. Кто-то черным золотом. Я называю нефть- наркотиком цивилизации!
Во времена освоения Сибири и северной Америки водка была инструментом покорения. Огненная вода травила северных людей, не способных противостоять алкоголю на уровне физиологии. Для современной России нефть стала таким же агентом. На тактическом уровне падение цены на нефть - это плохо! На стратегическом- высокая цена на нефть - продление нашего безумия. Мы- нефтяные наркоманы. Цена на нефть упала- ломка, цена высокая- эйфория! В принципе, надо чтобы цена на нефть была низкой, надо переломаться и выздороветь! Нужно выйти из эйфории и смотреть на мир трезвыми глазами , иначе нас ждет участь народов крайнего севера.

Litvin_main

Избранные главы книги "Выше Бога не Буду"

67.

Наступил 2008 год. 1го января я вышел из дома. Первый день Нового года. Легкий морозец. Надо следить за знаками. Что принесет этот год, как он сложится? Задач много. Альберт в этом году заканчивает школу. Мне тоже предстоит получение диплома. На работе эксперимент за экспериментом. Все вроде бы по плану.

Утром я встретил пару: мужчина и женщина стояли перед входной дверью. За много‑много лет я не встречал в первый новогодний день одновременно и мужчину и женщину. Женщины были, мужчины были. А чтобы вместе – это было впервые. Интересный впереди год, подумал я. Черно‑белое кино. И хорошо будет, и плохо. Ну, в принципе, ничего страшного в этом нет. Будем жить и решать вопросы по мере поступления.

Год начался очень быстро, события на работе следовали одно за другим, дома все было как обычно, Альберт готовился к сдаче самых ответственных на тот момент экзаменов, прошли январские праздники, 23 февраля и 8 марта, и моя интуиция спала так, как никогда раньше.

Рабочий день закончился, я был дома. Раздался звонок – звонил оперативный дежурный: «Богданыч, беда у нас… Владимир Данилыч умер…»

Владимир Данилыч был моим другом. Он был моложе меня на двенадцать лет. Бывший военный штурман, сотрудник таможни. Человек, которому в жизни никто плохого ни в лицо, ни в спину не сказал. Диагноз – внезапная коронарная смерть. Ему было тридцать семь, и мне было страшно жаль его жену и маленького сына. За него самого я не переживал. Я все ждал, когда он мне приснится. Всех моих близких после ухода я видел на третий день. Володька мне не снился год.

Ровно через год он появился. Я знал, что у него времени в обрез, и эту степень свободы – общение с живыми – еще надо заслужить. Я только успел сказать:

– Давай, рассказывай быстрее, что ты, где ты?

– Говорить не могу, у меня сейчас своя работа. Когда это все случилось, я, конечно, просто обомлел от удивления. И всех вас видел, и… но потом мне все правила рассказали, и сейчас у меня важная работа.

Он протараторил это и исчез. И произошло это только через год – тогда мы сидели с друзьями и вспоминали, каким он был. Мне и сейчас его не хватает. Но понимание того, что смерть имеет совсем другие характеристики, дает мне возможность не печалиться слишком сильно.

Потом был месяц май, и знаки сыпались как из рога изобилия. И они были полярные по значению.

Первый был на весенней охоте. Я сидел в кустах на болоте, выцеливал селезней. Все шло нормально. Селезень летел на меня с востока, со стороны солнца, мне неудобно было стрелять, но азарт есть азарт, и я выстрелил. Выстрел был точный, точнее не бывает. Я умудрился попасть в селезня, но часть заряда зацепила лебедя, который летел гораздо выше. Это была пара, и один из них начал падать, а второй летел рядом. Мне стало нехорошо. Я никогда не стрелял в лебедей. Как он умудрился нарваться на мою дробь, до сих пор не представляю. Это была дробь, не картечь, для лебедя практически безопасная штука, особенно на таком большом расстоянии. Но это случилось. И эта охота стала моей последней охотой.

Я продал все свои ружья и больше ни по птицам, ни по животным никогда не стрелял.

Второй знак пришел в конце мая. Во дворе у меня росли две березки. Выросли сами. Семена птички принесли. Они росли рядышком, одна чуть повыше, другая пониже. Я не стал их вырубать – выросли они в правильном месте, ничему и никому не мешали. И вот ураган. Маленькую березку ураган сломал пополам. Молодые березы обычно очень гибкие, гнутся до земли, но не ломаются, а эта сломалась.

Я видел эти знаки, но отказывался признавать их. Я никому про них не говорил, я старался не думать о плохом, я не стал заказывать сон.

А тут еще алабай наш вдруг завыл – так жутко и так безысходно. Что будет? Мне все это очень не нравилось. Но я старался отключиться от симптомов грядущей катастрофы.

У Альберта наступила горячая пора – он готовился к экзаменам. Наталья бегала по магазинам в поисках приличного костюма для выпускного вечера. По поводу его поступления я был уверен, и этому тоже были знаки: я видел сон, где поднимался с ним по лестнице – широкие мраморные ступени вели вверх. В другой раз я шел по такой же красивой лестнице один и тоже только вверх. Лестница была необычной, из полированной яшмы с красивыми перилами и с очень удобными ступенями, иди по которым одно удовольствие.

Наступила пора экзаменов. Альберт сдал их успешно. Потом был выпускной, который совпал с победой нашей футбольной сборной над голландцами, и это был просто всенародный праздник. А потом мы отправились в Москву. Приехали в аэропорт, прошли регистрацию и стали ждать посадку.

Наш самолет стоял на взлетной полосе. Подошло контрольное время, но нас никто не приглашал к выходу. Потом по громкой связи объявили, что вылет задерживается. Причину не уточнили. Я смотрел на самолет сквозь стекло и думал: «Этот самолет ни сегодня, ни завтра никуда не полетит». Я позвонил Наталье и сказал, что мы меняем рейс, и пошел сдавать билеты. Представитель авиакомпании заверил, мои волнения напрасны и скоро мы полетим в Москву.

– Вы извините, но этот самолет не полетит ни сегодня, ни завтра, а нам надо срочно в Москву подавать документы в Университет. Кстати, а в чем причина задержки?

Представитель заволновался:

– Вы только никому пока не говорите. При посадке лопнуло переднее колесо. Ждем замену. Его из Внуково должны передать со следующим рейсом.

– А когда следующий рейс?

Представитель сделал круглые глаза:

– А вот пока не знаю куда самолет прилетит, сразу сюда или сначала в Екатеринбург.

Да уж, подумал я, весело начинаем осваивать программу абитуриента.

Litvin_main

(no subject)

Гравитация нарастает. Сегодня и завтра все транспортные средства замедляют свое движение. Выдвигайтесь к цели несколько раньше обычного.


Многим пассажирам , собирающимся  воспользоваться услугами Люфтганза, отмена рейсов конечно попортила кровь и вызвала с их стороны "наилучшие" пожелания в адрес забастовщиков.Но им совершенно невдомёк, что иногда отказ от полетов даже таким образом- продлевает жизнь. У мироздания множество способов влиять на ситуацию.

http://www.actualitati.md/ru/obshchestvo/lufthansa-otmenila-okolo-1-tys-aviareysov-namechennyh-na-sredu