Александр Литвин (a_litvin) wrote,
Александр Литвин
a_litvin

Избранные главы книги "Выше Бога не Буду"

65.

Огромный город, суета, беготня, и опять я всюду успеваю. Учебный график по ускоренной программе, максимально сконцентрированный. Занятия с девяти утра до десяти вечера. Многое надо знать, многое понимать и многое уметь. Усталости нет. Я смотрел на своих коллег намного моложе меня: они уставали. Я не чувствовал нагрузки, и меня это поражало. У меня не было сомнений: Москва – это мое место. Мне не было необходимости включать интуицию, просчитывать какие‑то варианты – все получалось само собой.

Я опять вспоминал свои ощущения от тех мест, в которых я когда‑то был. По всем параметрам снова выходило, что наиболее успешен я к западу от места рождения. Я вспомнил все свои охоты и рыбалки, все свои поездки на транспорте, все проколы колес и предпосылки авиапроисшествий. Все сводилось к одному: чем западнее перемещаюсь, тем больше нравлюсь людям, тем более я удачливый, более фартовый, как говорили старатели на Севере, и более интуитивный.

Москва была строго на запад от роддома на улице Комсомольской в городе Троицке, Челябинской области.

В один из вечеров, возвращаясь с занятий в Таможенной академии, я решил немного изменить свой маршрут.

Вдоль забора шла тропинка. Я проходил по этой тропинке много раз. Тропинка разветвлялась и вела к автобусной остановке, на которой была несуразная надпись: «На Железнодорожный». Надо полагать, это была остановка автобусов, направлявшихся в город Железнодорожный Московской области.

Я уже второй месяц ходил возле нее и каждый раз думал: «В этом городе когда‑то жил мой сослуживец по Чукотке, капитан Леонид Киселев. Вот интересно, где он теперь? Скорее всего, давно на пенсии, ведь уже столько лет прошло». Я смотрел на эту остановку много раз, но никогда не сворачивал на ведущую к ней тропинку. Вот и сейчас эта надпись попалась мне на глаза. Я опять дошел до развилки, остановился на долю секунды и… свернул в сторону остановки.

Леонид стоял на этой остановке. Он был здесь впервые в жизни и через пару минут уехал на последней маршрутке. Мы успели обменяться телефонами.

Мысль о том, что я могу найти нужного мне человека, пришла не в этот раз, а намного раньше. Бабушка однажды сказала о ком‑то: «Вот только подумала – и он и пришел». Уже не помню, о ком она подумала и кто именно пришел, но вот эта ее способность вот только подумать, заинтересовала меня.

– А ты специально думала, чтобы кто‑то пришел, или у тебя случайно получается?

– Нет, не специально, мысль как‑то сама собой приходит – и человек вслед за мыслью.

Я пытался понять механизм. Человек идет к бабушке в дом, он‑то точно знает, что увидит бабушку и, естественно, думает о ней. Она каким‑то образом чувствует его мысли о ней, и в какой‑то момент вспоминает этого человека. Может, имя, а, может быть, и облик, не знаю. Если человек не думает, бабушка не реагирует. Моя бабушка – приемник мыслей тех, кто про нее думает.

Этот вывод я сделал достаточно рано, а после изучения физиологии, где даже самые хорошие учителя не дали мне однозначного ответа по поводу генерации наших мыслей, я решил, что головной мозг, мой собственный, а не мозг других людей – я ведь все воспринимал только через свои ощущения – устроен по принципу радиоприемника и радиопередатчика. Причем функцию радиопередатчика он выполняет, не имея свойства генерации сигнала – только ловит информацию из «центрального банка» и отражает ее в сторону конкретного объекта. Волны информации, как и обычные радиоволны, наполняют эфир, а я их ловлю, каким‑то образом интерпретирую и получаю информацию – знания. В этом своем юношеском открытии я уверен и сейчас на все сто процентов.

Если есть человек – источник информации, источник мысли, отраженной или направленной в мою сторону, – я его услышу, но нужно, чтобы этот источник тебя знал и был настроен на твою волну, совпадал по каким‑то критериям. Чем должен обладать человек, имеющий такие способности? Какой такой признак, какой критерий?

Когда мать волнуется за своих детей, это волнение всегда обоснованное: есть сигнал, и он всегда достигает приемника. Я думал, что же связывает матерей и детей? Ничего, кроме как любовь, мне в голову не пришло. Я достаточно рано сделал этот вывод и понял: это крайне сложная задача – слушать и чувствовать людей, если ты их не любишь. И еще одна очень важная мысль: любовь должна быть естественной, не выдуманной, не навязанной. А просто, как в жизни: родился человек – и мама его любит. Просто так, ни за что, без нотаций, наставлений и инструкций.

Сначала я в Библии прочитал: Бог есть любовь. И только потом понял эти слова и их значение: Бог нас слышит. Он слышит, потому что любит. Но чтобы я услышал Бога, нужна такая же настройка. Его надо любить – и я буду получать ответы на свои вопросы и советы, позволяющие мне избегать ошибок.

Я тогда решил, что задача мне не под силу – я не Бог, чтобы любить всех и вся. Но я понял, что другого пути просто не существует. Ладно, думаю, хорошо. Он меня любит, значит, слышит, мало того – Он периодически дает мне знаки и подсказки, значит, я тоже люблю Его?

Не знаю, не уверен, да скорее всего и не люблю. Я до сих пор не знаю, люблю ли я Бога. Я стараюсь выполнять его инструкции, но это не любовь, это просто понимание необходимости их выполнения. Похоже на синтетику.

Кумира создавать нельзя, я это помню, надо сохранять критику ко всему, но критика бывает разная – конструктивная и нет. Кумир – вне критики, а значит – это опасно. Но другая озвученная в Библии мысль развеяла все мои сомнения: мы созданы по образу и подобию Его, а значит, если я люблю людей, то я люблю Бога. Не всего полностью, а только часть его, ту часть, которая находится в людях, которых я люблю!

Вот это мне вполне понятно. Значит, надо стараться их любить. Конкретных людей. Задача вполне простая: многих я люблю без нотаций и инструкций – тех, кто со мной с детства, многих полюбил за время жизни и, надеюсь, еще полюблю.

Мозг – приемник. А как же память? Меня заставляли учить какие‑то интегралы, а я никак не хотел их воспринимать. Для чего обучение, как не для того, чтобы воспроизвести выученное ранее и на основе этого выученного строить свою жизнь? Но тогда это чисто магнитофонная функция. Способность повторить урок есть, а счастья нет. Есть прибор, который может заменить эту способность, но нет прибора, который дает счастье. Значит, не все так просто.

По мере обучения – а окончил я не одно высшее учебное заведение – я понимал, что дело здесь не в тренировке памяти как таковой, а в полученной на основе знаний способности быстро перестроить свое приемное устройство на необходимую волну.

Способность чувствовать, в каком диапазоне лежит та или иная информация, способность искать в конкретном месте, а не блуждать в случайном поиске по эфиру – вот что дают знания для нашего приемника. Юстировка, точная настройка прибора, в основе которой лежит необходимость получения информации. Эта информация позволяет создать необходимые закладки, в том числе закладку на самую главную и одновременно универсальную частоту. Частоту, на которой разговаривает с нами Бог. Частоту, на которой мама слышит своего ребенка за тридевять земель. Частоту, которая называется любовью.

Для поколения, неплохо освоившего компьютер, можно объяснить так: знания – это закладка в компьютере. Сохраненные страницы не нужно искать в поисковике, просто наводите курсор – и вот она, информация. И если мы можем создавать закладки в процессе обучения, то не значит ли это, что мы можем обучиться любить? Создать закладку, которая сразу нас включит в любовь. Утопия, скажете? Нет, не утопия. Есть много условностей для выполнения этой задачи, но это не утопия. Нужно просто выполнять десять заповедей, но выполнять всем одновременно – и тогда уникальная на сегодняшний день способность слышать мысли, телепатия, будет реальностью.

Кстати, о моменте утраты этой способности слышать тоже есть в Библии. Я говорю о строительстве Вавилонской башни.

По мере строительства башни люди стали терять способность понимания друг друга. В Библии сказано, что люди до этого момента говорили на одном языке, а потом Бог рассеял их, дав множество языков. В моем понимании это и есть момент исчезновения партнерских способностей. Люди оглохли, они не слышали Бога, они потеряли эту волну и перестали понимать друг друга, чувства и желания других, а зачастую и себя. Они строили огромный Зиккурат, Пирамиду. Куски этого строительства и сегодня разбросаны по всей планете, и мы все так же не можем нащупать эту частоту.

Но есть люди, которые не попадают под воздействие этих кумиров. Они имеют внутренний генетический генератор справедливости и знают, как звучит эта частота. Я нашел этих людей: я шел к ним, а они ко мне. Когда‑нибудь я расскажу про них, а пока что все, что написано в этой книге, – это только начало моего пути.

А тогда, в детстве, измучив бабушку вопросами, я подумал, что если не всех, то самых близких я смогу почувствовать, ведь я их люблю. И я смог.

Обычный весенний день. Я пришел из школы, в доме пусто. В тишине я прилег на диван, закрыл глаза и просто задал вопрос: кто сейчас первым придет в дом? Это была моя первая тренировка.

Любимых родственников у меня, слава Богу, много. Не имея еще никакого опыта и навыков и до конца еще не доверяя своим чувствам, я лежал с закрытыми глазами и пытался нащупать тонкую нить, которая бы связывала меня с человеком, который идет в мой дом. Собака тявкнула, машина проехала, какие‑то люди прошли за окном. Ничего пока необычного, просто звуки.

Глаза закрыты, темнота. Я стал разглядывать темноту. Она вдруг начала меняться, пульсировать, это уже была не темнота, она переливалась, как радуга, как пятно бензина в луже, и внутри этого пятна вдруг возникали какие‑то картины, смысл которых я не успевал понять. Я забыл о своей задаче, о своем вопросе, я смотрел и смотрел завороженный, как в некий калейдоскоп, и вдруг это пятно исчезло, исчезло стремительно, но я успел заметить это движение от центра к периферии и увидел поезд, обычный железнодорожный состав. Он мелькнул так же быстро, как исчезло пятно.

Я открыл глаза: ничего не запомнил из множества картинок, только вот этот поезд. «Эх, ничего не видно… А так хотелось бы, чтобы не случайно, как у меня всегда бывает, а когда я хочу видеть и знать», – подумал я и пошел пить чай.

А минут через сорок в гости пришел мамин старший брат. Он работал начальником рефрижераторной секции, которая колесила по всему огромному Советскому Союзу в составе различных поездов.

Мой первый опыт вдохновил меня. Я понял одну вещь: этот способ получения информации очень похож на получение информации во сне и так же, как и многие сны, требует интерпретации, толкования, улавливания каких‑то деталей, которые могут нести в себе важнейшие моменты предстоящих событий. Несмотря на мой бешеный интерес к этой теме, часто я такие опыты не проводил. Почему, объяснить смог только позже, когда информации стало достаточно.

Исследуя свою историю жизни, я пытаюсь вспомнить те моменты, которые бы дали возможность понять и себе, и вам, каким образом я стал себе доверять. Ведь принять то, что ты создан по образу и подобию Творца, крайне сложно. Даже в Библии Творец неоднократно предстает перед нами как грозный судья, напрочь нивелируя сказанные слова о том, что Бог есть Любовь. Как только я находил в Книге противоречия, я возвращался к началу. Начало мне нравилось – я чувствовал, что это истина. Но когда я читал о каре Божьей, истину я не чувствовал. А спросить было просто не у кого.

Мне никогда не нравилось слово «богобоязненный». Оно придумано теми, кто пытается загнать нас под лавку и сидеть там в ожидании разрешения жить полной жизнью. Это те, кто сотворил себе кумира и теперь навязывает его. Мне больше нравится слово «боговлюбленный». Оно как‑то веселей звучит!


Приобрести книгу можно на официальном сайте.
Tags: Книга "Выше Бога не буду"
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments