Александр Литвин (a_litvin) wrote,
Александр Литвин
a_litvin

Где будем строить столицу?

Как бы мы ни делили магнит пополам, одна часть половинки будет со знаком «плюс», а другая со знаком «минус». Наша планета устроена так же, только «плюс» и «минус» мы меняем на «хорошо» или «плохо». Представьте, что земля — это огромный магнит, и как бы мы ее ни делили, на каждом клочке будет свой плюс и свой минус.
Разобраться с этой историей нам поможет карта мира, которая должна быть в каждом доме, и каждый ребенок должен знать, в какой точке пространства он сейчас находится. Это знание не связано с профессиональной деятельностью, как, например, для людей путешествующих и что-то ищущих — геологов, моряков, водителей-дальнобойщиков, военных. Обычные люди путешествуют мало. По большому счету, активные миграционные процессы для людей — большая редкость, и в историческом плане они растянуты на века.
Однако, начиная с ХХ века, картина изменилась. Доступность транспорта и скорость перемещений возросли, и многие из нас вольно или невольно стали активными путешественниками. Командировки, отпуска, учеба часто связаны с перемещением в пространстве, а любое перемещение без соответствующей подготовки всегда риск.
При чем здесь карта? При том, что зная карту, мы всегда можем ориентироваться, где наш плюс, а где минус. Земля имеет два полюса, но эти полюса по полярности для нас индивидуальны. Для кого-то плюс — это минус, и наоборот. Одной наблюдательности недостаточно, нужно еще представлять карту, помнить что и где находится, и всегда привязывать свой успех или неуспех к географии. В качестве примера можно взять любой город северного полушария и статистику по этому городу. За центр города возьмем географическую точку, из которой этот город управляется. Как правило, эта точка находится в центре, если, конечно, город не вытянут по долготе вдоль какого-нибудь естественного природного объекта, горного хребта или реки.
Статистика говорит нам следующее. Западная половина города всегда финансово более успешна, здесь выше зарплаты, больше банков, больше новых зданий, больше контроля со стороны власти, лучше дороги, меньше преступности, меньше наркомании и алкоголизма, меньше венерических и психических заболеваний, меньше абортов и меньше людей, нарушающих договоренности. Восточные территории — обратная картина. Причем не важно, в какой стране северного полушария этот город находится: Москва это, Челябинск, Лондон или Нью-Йорк. Уровень жизни, безусловно, может быть разным, он зависит от других, фрактальных причин, но тенденция одна.

Итак, города поделены на запад и восток, и граница эта проходит точно по политическому центру города, по точке принятия решений. Каждый клочок земли, имеющий границы, определенные человеком, имеет деление на восток и на запад. Периметр вашего личного участка, периметр вашего района проживания, периметр вашего региона, периметр вашей страны — все поделено. Взглянем на карту мира и сравним успешность стран с точки зрения экономики. Вывод напрашивается сам собой: страны, чей центр принятия решений находится на востоке страны, выигрывают в плане экономики и технологий. И наоборот, страны, столицы которых расположены за западе подконтрольных территорий, менее экономически успешны. Перемещение центра принятия решений относительно линии восток — запад либо усиливает экономику страны, либо ее ослабляет. Поскольку экономика — это, по сути, качество жизни, она вмещает в себя абсолютно все — образование, здравоохранение, уровень преступности. Сложно определить тенденцию на протяжении жизни одного поколения, но экскурс в историю может быть полезным наглядным материалом.
СССР был действительно мощным государством, потому что в зону контроля входило большое количество восточноевропейский стран.
За основу аналитики необходимо брать не географическую карту, а карту политических блоков, в данном случае карту стран Варшавского договора, добавьте в нее Югославию, которая не входила в страны Договора, но находилась под влиянием СССР. Согласно этой карте, СССР граничил с Италией и Австрией на западе, то есть географически центр управления – Москва - находился от западной границы своего влияния на достаточно большом расстоянии — 2000 км. Этого было недостаточно, но вполне хватало, чтобы содержать огромную армию, двигать науку и немного оставлять народу. Потеря контроля над территориями резко сместило Москву на запад, и процессы пошли в обратном направлении.
Причина только в этом? Нет, конечно, причин огромное количество, но положительное или отрицательное развитие стран, как и людей, определяет географическое направление развития.
Ломоносов в свое время сказал, что Россия будет прирастать Сибирью, и был прав, но кто ж слушает людей из прошлого? Потомки решили, что Сибирь — это то, что в ней лежит, но это же не прирост страны, это разбазаривание наследства. Вспомните, когда Россия стала сильной? Когда она начала строить новые города в Сибири? Когда вышла за Уральский хребет?
Перенос столицы в 1918 году во многом способствовал победе большевиков, и стратегически это было правильным решением. Возможно, кто-то из них заметил, что успешные западные страны имеют столицы на востоке государств, возможно по другим причинам, но факт есть факт.
СССР активно осваивал Сибирь и строил новые города и поселки, но воли на перенос политического центра хотя бы в центр страны у компартии не хватило. И в конце концов случилось то, что случилось.
Достаточно объективную картину дают страны бывшего Варшавского договора. Наиболее быстро преодолели кризис деления страны, полностью ушедшие из-под контроля СССР, не входящие в состав СНГ и имеющие столицы, достаточно удаленные на восток территорий: Польша, Чехия, Венгрия, Румыния.
Страны, чьи столицы расположены на западе, сложней переживают этот процесс. История Болгарии упоминает о золотом веке страны, который совпал с тем периодом, когда столицей был Великий Преслав, расположенный на востоке. Страны западной Европы, несмотря на существование Европейского союза, также подвержены географическому влиянию места политических решений.
Экономически успешные североевропейские страны — Норвегия, Швеция, Дания, Финляндия — имеют столицы на востоке территорий. Германия, вернув себе Берлин как столицу, получила существенное преимущество перед другими странами, а вот Португалия, имея Лиссабон на самом западе страны, среди стран ЕЭС, не отличается большой экономической динамикой. Греция, в которой, как известно, есть все, несмотря на постоянные жалобы, тяжести и лишения, все же умудряется неплохо жить, лелея свое прошлое. Турция со своей срединной столицей тоже держит неплохой баланс, но если им придет в голову идея перенести столицу в Стамбул, то эту страну ждут проблемы, как в свое время случилось с Османской империей. Китай и Япония имеют неплохие шансы на успех, столицы этих стран исторически на востоке территорий. Западное полушарие также подвержено этой тенденции.
Островные государства, в отличие от материковых, всегда имеют свои особенности, связанные с определенной изоляцией, но в целом тоже подвержены влиянию географии.
Кстати, транспортные пути, связывающие острова и полуострова с материком, существенно меняют ментальность населения. Англичане уже не те, что были до строительства тоннеля под Ла-Маншем. Теперь у них есть сухопутный маршрут, который медленно, но верно меняет характер страны. То же самое произойдет и с Крымом — всему свое время.
В Западном полушарии не так много стран, как в восточном, но и на их примере можно увидеть влияние расположения центров принятия решений. Канада и США со столицами на востоке показывают неплохие результаты, Мексика имеет центр в центре, и ее показатели значительно скромней, а Кубе с ее западной Гаваной приходится довольно сложно.
Кроме географии, на нашу жизнь влияют и сами города, их расположение относительно природных и рукотворных объектов. Чем выше здания, тем меньше партнерства. Небоскребы подобны Вавилонским башням. Люди, которые живут в высотных зданиях, теряют способность к коммуникациям. Возможно, притча о Вавилонской башне имеет глубокий смысл  - чем выше мы строим свое жилище, тем меньше понимаем язык друг друга. К сожалению, тенденции к высотным проектам в современном мире приведут к тому, что города с небоскребами рано или поздно придут в упадок, это вопрос времени и количества таких сооружений.
Кто-то может возразить, что эта характеристика относится исключительно к жилым зданиям, а не к офисным центрам, но трагедия с башнями-близнецами Нью-Йорка говорит об обратном. Небоскребы — это опасно. Мы придумали громоотводы от молний, но не придумали громоотводы от людей. Будущее за городами, крыши которых не выше 15 метров от уровня земли. Все, что выше, — ненужный рычаг, которым рано или поздно воспользуется тот, кто захочет перевернуть мир. Нужна лишь точка опоры.
Tags: география, города, физика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments