Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

(no subject)

Сон — это прогулка для души. Это обязательный отпуск, без которого наше тело не выживет. Когда мы бодрствуем, командует тело, когда спим — это свобода души.
После рождения наша адаптация к земным условиям протекает тяжело. В отличие от животных, которым необходимо намного меньше времени, мы привыкаем к своему телу постепенно. Именно поэтому новорожденные младенцы спят большую часть суток, как и старики: в конце жизни мы вновь теряем связь со своим телом. Но даже в расцвете лет, на пике формы мы должны давать себе возможность провалится в другую реальность, в другую часть нашей жизни, в которой тело — не главное, и руль перехватывает душа.
В среднем мы спим от 15 до 30 лет, в зависимости от продолжительности жизни. Представьте себе, 15 лет сна, обусловленного нашей генетикой! Думая, что сон — это лишь отдых для тела, мы игнорируем важнейший источник познания себя и мира, ограничиваем свою свободу. А между тем практически все религии зародились, когда кому-то приснился сон. Но дальше события развивались наяву — в зависимости от того, что человек увидел во сне и как его интерпретировал.
Серьезное отношение к своим снам возникает не случайно, а только после того, как наступает реализация информации из сна. 27 июля в Ницце пройдет мастер-класс, на котором я постараюсь научить вас толковать собственные сны. Важнейшим качеством наших сновидений является то, что мы всегда способны их понять. Информация, которая приходит к нам во сне, не превышает возможности нашего интеллекта.
Так что да, толковать свои сны может научиться каждый.
Litvin_main

Фрагмент книги “Они найдут меня сами”: первый рабочий день

23.
Ну, вот и мой первый рабочий день. Чувствую себя молодым специалистом. Диплом есть, а опыта нет, и спросить-то не у кого, кроме собственной интуиции. Я не раз бывал в ситуациях, когда теории было много, а практики никакой. Так что не привыкать. Утром на выходе из дома я столкнулся с женщиной приятной наружности, ведущей за руку девочку лет трех. Девочка серьезно на меня посмотрела и сказала:
— Здравствуйте.
— Здравствуй, барышня! В садик?
— Нет, мы с мамой идем в бассейн.
Хорошее начало дня, у кого-то — это я, а у меня — это встреча с девочкой и ее мамой, которые идут в бассейн. Хороший знак.
Кабинет был готов к работе. Светлый и чистый. Я приехал за полчаса до работы. Администратор Елена была сдержанной и деловой. Работоспособность у нее хорошая. Думаю, что ближайший месяц она отработает хорошо. Все ничего, но ей надо дать инструкцию.
— Лена, мне очень важно знать имя и дату рождения посетителя. И пусть на консультации он будет готов назвать имена и даты рождения своих родителей, бабушек и дедушек. Пока это все. Да, ещё, если есть фотографии людей, о судьбе которых он будет спрашивать, это тоже будет хорошо. В идеале нужна фотография как в песне — девять на двенадцать, в фас, ну а если нет, то нет. Теперь смотри сюда. Вот видишь — календарь. В дни, отмеченные синим цветом, можешь записывать всех подряд. В дни, отмеченные желтым, не пиши тех, кто ищет пропавших без вести людей. В дни, помеченные красным цветом, не записывай никого, кроме детей. Да, вот список дат, с кем я работать не смогу.
— То есть? — администратор тряхнула челкой, резко подняв голову вверх.
— То есть люди, рожденные вот в эти даты, не поддаются коррекции, и им невозможно ничего объяснить. Да, если проблема розыска или установление причин гибели, личные вещи разыскиваемых или покойных мне не нужны.
Я осмотрел кабинет. Надо переставить стол. Мне надо смотреть на запад. Я присел на стул в приемной.



— Лена, вы тоже присядьте.
Несколько секунд тишины. Ну что ж, в добрый час.
Первый посетитель. Молодая женщина лет тридцати. Очень уставшее лицо. Сильно волнуется.
— Мальчик у меня не говорит, — тянется к сумке за фотографией.
— Стоп, фотографии пока не надо. Имя и дата рождения.
У меня очень удобное кресло, эх, такое бы мне на экзаменах. Закрываю глаза, задерживаю дыхание. Вращаю темноту против часовой стрелки, пока движения не видно, но я знаю, что оно есть. Вот появляется радужная пленка, свет усиливается, и она расступается. Большая собака. Она мелькнула и исчезла, а в памяти всплыл страх из детства: я вспомнил, как однажды, возвращаясь из школы, был внезапно атакован собакой. Было ветрено и морозно, воротник пальто был поднят. Собака кинулась мне на спину и вцепилась в воротник, я отбился от нее портфелем. Она меня сильно напугала, эта собака, и первым делом, придя в дом, я достал ружье и патроны. Я хотел найти эту собаку и убить ее. Сейчас я знаю, что я хотел сделать — я хотел убить не собаку, а свой собственный страх. Мне было тогда двенадцать лет. Манипуляции с оружием меня как-то успокоили. «В следующий раз я точно тебя прибью!» Об этом случае я забыл, но сейчас опять этот страх напомнил о прошлом. Я посмотрел на женщину.
— Ребенок напуган большой собакой. Я думаю, что это стрессовая реакция, и я знаю, как ее устранить. Женщина меняется в лице.
— Я вас очень прошу, там, в приемной, сидит мой муж, вы только ему ничего не говорите, он не знает. — Она подтягивает рукав свитера вверх и обнажает шрам. — Да, Сережа очень испугался, мы гуляли с ним в парке, когда собака его сбила с ног, она его не успела укусить, я схватила ребенка и подняла его и тут она вцепилась мне в руку. Я так сильно закричала, что собака убежала. Вот с того дня Сережа и не говорит. А муж если узнает, то убьет меня, мол, это я во всем виновата, не углядела. Смотрю мужа, да уж, сволочной персонаж, убить не убьет, но ударить точно может, совсем запугал ее.
— Тяжело тебе с ним. Это ж как в клетке. Безопасность он, конечно, тебе обеспечивает, но и свободы лишает.
— А куда я с ребенком, у нас ни работы толком, ничего. Да и люблю его, он хороший, когда не злой… так-то он хороший. Работящий очень.
Да — да, нет — нет. А женщина все придумывала для себя какие-то отговорки.
— Давай я тебя научу, как с ним общаться. Он у тебя ревнивый до ужаса. Не вздумай ему сказать, что тебе кто-то нравится, даже если кого в телевизоре увидишь, пусть это будет хоть Мао Цзэдун, твоему мужу не важно, жив тот человек или нет, у него один принцип: «Если тебе нравится Мао Цзэдун, значит, тебе не нравлюсь я!» Поняла? И еще, вечером, когда он приходит с работы, не доставай его расспросами — захочет, сам расскажет. Он очень устает. Водитель, что ли?
— Да, водитель, в Одинцово на маршрутке работает.
Я взял фотографию сына.
— Заговорит, не волнуйся, давай-ка его сюда. Женщина позвала мужа с ребенком. Ребенок был очень похож на маму. Он прижимался к ней и не смотрел на меня. Папу я попросил подождать в коридоре. Так, мальчик рожден в июле 2006 года. Отлично. Я знаю, как привлечь его внимание. Ему нужен свет. Хорошо, что у меня телефон с фонариком.
— Сейчас мы его включим, — приговаривал я, доставая телефон.
Я нажал кнопку, фонарик включился и этого было достаточно, чтобы вызвать у ребенка интерес. Сам он еще не подойдет, ну что ж, я сам к тебе приду.
— Вот смотри, видишь — кнопка, нажми ее.
Мальчик несмело нажал на кнопку, фонарик погас.
— А теперь включи.
Фонарик вспыхнул. Я вернулся в свое кресло. Мальчик заговорит. На фоне сильного испуга произошел сбой иммунитета, но это не обычный иммунитет, это иммунитет энергетический — способность организма противостоять опасному виду энергии, опасному цвету, опасной волне. Всего их семь: семь цветов, семь волн, и каждая из них отвечает за определенные характеристики. Есть цвета, которые действуют положительно, а есть цвета, которые разрушают. Вот этот мальчик по своей энергетике отражает красный и оранжевый спектры, а разрушающими для него будут бежевый, желтый и коричневый цвета. Энергии одного лишь дня цвета разрушающего спектра не хватит, чтобы сбить природный спектр мальчика, это будет выглядеть так, как будто в костер камень бросить — ну ничего костру не будет, значит, это спектр месяца. Широта Московской области подпадает под облучение желтым спектром два месяца в году: в апреле и в августе. Август намного мягче и вряд ли мог вызвать такую реакцию, значит — апрель. Так, что нам там говорит китайская грамота? А грамота нам говорит, что день этот — 8 апреля 2008 года.
— Собака напала восьмого апреля?
Эх, жаль, фотографировать нельзя. У меня от моих же слов мороз по коже, а у нее — полнейшее изумление на лице.
— Записывай, и всё, что запишешь, внимательно и скрупулезно выполняй. Первое. Подсветка в комнате, где спит ребенок. Будешь чередовать: один день синий спектр, другой день — красный. Второе. Из комнаты, где он спит, убрать все предметы коричневого и желтого цветов. Убрать все изделия из глины, камня, керамики и фарфора. Убрать цветы. Цветы ему не опасны, а вот земля в горшке — очень опасна! Третье. Исключить в одежде эти же цвета — от коричневого до желтого, исключить в питании сыр, мед, сухофрукты, орехи и все высушенные продукты. Четвертое. Каждый день — под душ, пусть слушает шум воды, нужна аудиозапись скрипа снега под ногами. Пусть отец почаще берет сына на руки, просто сажает себе на колени и все, он сейчас для ребенка — основное лекарство.
— Сережа, подойди ко мне.
Мальчик, поиграв с огоньком фонарика, уже не так сильно боялся меня. Он подошел ко мне. Сейчас мне нужно было сконцентрироваться, вспомнить эмоцию, связанную с мощнейшей энергией воды, которую я помню, и направить ее на ребенка. Как говорится, капля камень точит. Народ мудр. Быстро сбить мешающую мальчику энергетику коричневого спектра, энергетику земли, можно только водой. Можно, конечно, и энергию растительного мира использовать, но это будет долго — растения медленно разрушают землю. Лучше сделать все быстро, пока декабрь на дворе, и природной энергии воды более чем достаточно. Мне нужен конкретный источник, расположенный на юге от места рождения ребенка. В секторе его максимального комфорта. И я мысленно ахнул на него воду из одного кавказского водопада, который наблюдал в районе реки Бзыбь.
— Ну, как ты? Покажи язык?
Сережа показал мне язык.
— А теперь скажи «а».
— Аааа, — протянул мальчик.
Обалдевшая мама хотела что-то сказать, но я поднес палец к губам. «Тссс, не акцентируй!» Не надо. Постепенно все. Чудеса делаются медленно. Вот и китайская грамота пригодилась. Да, если воспринимать Библию как сказку, то мало что получится. Если не знать школьный курс физики, тоже мало что получится. Нужен синтез знаний, как научных, так и не очень. А эта семья теперь будет жить дружно. Я теперь для них кое-что значу, и они мне очень верят. Мальчик заговорит. И тогда его папа вспомнит мои слова о том, что его жена дана ему как индикатор. «Увидел слезы у нее на глазах — считай не справился. Имей в виду, ее слезы — твоя неудача». Чудеса делаются медленно, но они на каждом шагу. Мы сами авторы этих чудес. Экзаменатор, совершенно неожиданно поставивший высший балл на экзамене за посредственный ответ и сам недоумевающий от своих действий, но решивший тем самым судьбу студента; звонок с потерянного вами телефона, когда вы уже были готовы купить новый со страшной досадой на себя самого — ведь там были все важнейшие контакты; найденные моей мамой, в тот момент беременной мной, пять рублей, когда ей так сильно хотелось мороженого, а денег не было. Надо просто это видеть и понимать, что иногда кто-то является представителем Творца для нас. И тот человек, потерявший пять рублей и, возможно, огорченный этой потерей, он тоже был представителем Творца.
Litvin_main

Избранные главы книги "Выше Бога не буду"

54.
Мне всегда нравились собаки. Они были у меня с самого детства, они сами прибивались к нашему дому. У меня не было ни одной купленной собаки.
Я продолжал строить дом, и как то приехав на стройку, спустился в подвал, чтобы взять что то, и почувствовал, что в подвале кроме меня кто то есть. Этот кто то смотрел на меня из за кучи березовых поддонов. Это был маленький рыжий щенок. Ума не приложу, как он туда забрался. Он не скулил, не дрожал, он смотрел и всем своим видом давал понять, что он это место занял. «Привет, Рыжик, ты то мне как раз и нужен!» Я взял этого щенка и отвез родителям. У них не было собаки, а бум, связанный со сбором металлолома, уже коснулся и того района города, где жили они: алкаши всех мастей днем и ночью проводили ревизию территории и, совершенно не боясь никого, тащили все, что напоминает металл. Моим родителям нужен был пес со звонким голосом – если не защитить имущество, то хотя бы сообщить о непрошенных гостях. Пес не сопротивлялся, когда я взял его на руки и посадил в машину. Я привез его к родителям. Дома была мама. Она посмотрела на щенка и сказала: «Рыжик, ты Рыжик». И Рыжик заулыбался ей. Он по настоящему улыбался, и я сразу понял, что это будет мамин хвостик.
У мамы интересные отношения с собаками. Она их никогда не боялась и не боится, и они ее никогда не кусали. Однажды утром, зайдя в гараж, я обнаружил в нем огромного волкодава. Он был в ошейнике, на котором болтался кусок цепи. Этот кусок за что то зацепился, и это что то спасло меня. Пес кинулся на меня со всей свирепостью. Я успел закрыть дверь, вернулся домой и сказал родителям, что у нас в гараже гость и он очень злой. Папа попытался зайти – та же реакция.
– Ну, не стрелять же его, – сказал папа. – Надо что то делать.
Мама тоже решила пообщаться с собачкой. На наше удивление, он не кинулся на нее, была попытка, но в какой то момент он встал как вкопанный.
– Как тебя зовут? – спросила мама.
Пес, естественно, молчал, но я не видел у него никакой агрессии, он просто знакомился с мамой. Она попросила меня принести кусок хлеба. Я сбегал в дом, взял корочку вчерашнего серого хлеба. Мама протянула этот кусок собаке со словами:
– На, поешь. Ты, наверное, голодный? Всю ночь здесь сидишь?
Она положила перед собакой хлеб. Собака потянулась было за хлебом, но цепь оказалась короткой и зацепилась хорошо, надежно. Пес вздохнул и отступил на шаг назад. Мама рукой пододвинула хлеб поближе. Пес подошел и стал есть.
– Как тебя зовут?
Мама стала перечислять собачьи имена. На банальное Дружок волкодав заскулил. Он сразу стал каким то ласковым и добрым, но когда папа попытался подойти и освободить пса, он опять стал свирепым и кинулся на него. Папа отскочил, а мама, присев перед огромным псом, сказала: «Ну, что ты волнуешься, успокойся, я сейчас тебя отвяжу и отпущу, а ты сам найдешь дорогу».
Мама взяла цепь в руку, нашла место, где она зацепилась за какой то крюк, распутала ее и вышла с собакой из гаража. Они пошли за ворота, и мама отпустила цепь, но собака не уходила. Она села рядом и смотрела на маму. Проходившая мимо соседка сказала, что знает, чья это собака, и назвала адрес. Мама взяла цепь и повела пса домой. Хозяева собаки были немало удивлены, увидев такую картину. Они всегда думали, что их собака – самая злобная. Она слушалась только хозяина, а остальные домочадцы к ней не приближались. А тут такая картина.
Мама отдала им собаку со словами: «Вы гуляйте с ней почаще, а то она у вас чуть с ума не сошла от постоянного сидения на цепи».
Позже я ее спросил:
– Ну, как ты не побоялась эту собаку? Она же могла тебя укусить.
– Я не знаю такого чувства, – сказала мама. – И они меня не боятся. Собака кусает не от злости, а от страха – она просто хочет первой укусить, чтобы иметь преимущество. Так и люди иногда бывают злыми. От страха. Нападают первыми, чтобы иметь преимущество.
Но если у тебя нет страха, на тебя никто нападать не будет.
Рыжик очень долго жил в доме родителей. Он был обычной дворняжкой, но воля у него была железная. Поэтому дом долгое время был под его защитой. Мама с ним разговаривала, а он ей отвечал. Иногда она не понимала, и он очень волновался, подбирая движения и звуки. На это было смешно смотреть, но это было полноценное общение. Если мама теряла папу из вида, она отправляла Рыжика на поиски: «Пойди, найди Богдана». И пес шел, находил, и своим собачьим языком объяснял, что пора домой. Рыжик стал для мамы ориентиром – по его поведению она узнавала погоду, с какой стороны приедут гости, в какой стороне проблема.
Однажды он завыл. Тяжело, низко, неожиданно для такой маленькой собаки. Это было один раз, но так тревожно и с такой безысходностью. Мама в этот раз не сказала свое обычное «Вой на свою башку». Мама не на шутку опечалилась.
На следующий день наша бабушка ушла. За неделю до своего ухода она упала и сломала ногу. Перелом шейки бедра в таком возрасте был серьезной травмой, но никто не ожидал скорого прощания. Был составлен график ухода за бабушкой – родни много, мы распределились, а я все время гнал от себя мысль, которая сидела в голове: какой график, это – все.
Я не хотел даже думать об этом, я понимал, что всему есть конец и всему есть начало, но не хотел принимать это. Но все произошло своевременно. В момент похорон над кладбищем появилась белая голубка. Она покружилась и улетела.
– Счастливо тебе! В добрый час, – сказал я словами бабушки.
Я часто ее вспоминаю. Иногда мне нужен совет, но я не заказываю с ней снов – у нее и без меня много дел. Я просто вспоминаю, что она говорила. О сложных вещах простым языком. Ее копия, моя мама, так же просто все объясняет. Когда то я научил ее смотреть ауру, но раньше она мне показала, как дрожат цветы, когда к ним подносишь руку.
Маму Бог слышит. Когда она шла по улице, беременная мной, было начало июля, и я должен был скоро появиться на этот свет. Жара стояла сильная – в это время года в Троицке обычно далеко за тридцать. Мама хотела мороженого. Очень хотела, а денег не было. Она шла, мечтая о мороженом, и попросила деньги на него. И вдруг увидела пять рублей. Они лежали на дороге, прямо перед ней. Это были единственные в ее жизни деньги, которые она нашла. Мама купила себе мороженого. Впрочем, может это мне, может, это я хотел мороженого, а не мама? Тоже вариант. Я же тоже его очень люблю.


Приобрести книгу можно на официальном сайте.
Litvin_main

(no subject)

Интернет всё-таки штука интересная. Чего в нем только нет. Принимая во внимание, что иудаизм - практически прарелигия, основа религиозного воззрения миллионов людей, периодически читаю какие-то статьи, для понимания тех или иных религиозных процессов. Иногда попадаются интересные вещи и новые слова. Вот с утра попалась статья как откошеровать духовку.

Можно ли откашеровать духовку, в которой запекали мясо без шхиты?
Хая
Модиин Илит
Прежде всего, поясню, что мясо кашерного (пригодного в пищу еврею) животного без шехиты» — некашерно (о том, что такое шехита — см. на сайте, к примеру, в ответе «Не могу смириться с тем, что люди убивают животных» — с материалами, обозначенными в нем ссылками), еврею есть его ни в коем случае нельзя.
Известно, например, что курица — кашерная птица. Однако куриное мясо, которое продают в обычном, нееврейском супермаркете (или даже в магазине, который, хоть, к сожалению и принадлежит еврею, но на запломбированной упаковке мясного продукта нет сертификации кашрута) — абсолютно некашерно, и употреблять его в пищу еврею — строжайше запрещено.
Очевидно, что в случае, если некашерное мясо запекли в духовке — вся духовка становится некашерной. И для того, чтобы в еврейской семье в дальнейшем можно было ею пользоваться — ее необходимо «откашеровать».
Процесс кашерования духовки в общем-то — не сложен. Осуществить его способен каждый.
Лучше всего, делать это поэтапно.
1. Не включать и не использовать духовку в течение не менее 24-х часов.
2. Тщательно прочистить все внутренние и внешние поверхности духового шкафа, соскоблить с них видимые, присохшие остатки пищи и т.д.
3. Как следует отмыть все поверхности, пользуясь достаточно сильными моющими средствами.
4. Хорошо смыть химические средства водой, так, чтобы они не оставались на поверхностях духовки.
5. После того, как духовка просохнет — включить ее, выставив максимально возможную температуру. Или, если есть опасения, что она такую температуру не выдержит, можно немного уменьшить температуру нагрева.
Например, если максимальное обозначение — 250 градусов, можно установить регулятор нагрева на 220 градусов. То есть — уменьшить можно процентов на 10-15.
В установленном температурном режиме духовка должна проработать не менее 30-ти минут. Желательно — больше, минут 40-60.
После всего этого духовка — готова к использованию.
Отмечу, что противни в описанном Вами случае кашеровать — не рекомендуется. Их надо выбросить и заменить новыми.
И еще одно примечание.
Необходимо всегда помнить, что духовка (печь) может быть либо мясной, для изготовления блюд, содержащих мясо, даже в самых минимальных количествах. Или — молочной, в которой запекают еду, даже с минимальным количеством молочных продуктов (сметана, молоко, сыр и т.д.).
Если в еврейской семье едят иногда мясную еду, а иногда — молочную, в доме должно быть две духовки.
И еще. В экстренных случаях, когда духовка пока еще — неоткашерована, а в ней надо разогреть, естественно, кашерную еду, это — можно сделать. Положив кашерную еду в кашерную, чистую (допустим, одноразовую из толстой алюминиевой фольги) посуду, и герметично со всех сторон запаковав емкость двумя слоями достаточно толстой алюминиевой фольги.
Автор текста Элиягу Эссас
17.07.15
Вот такая история с духовками! Экранировать надо фольгой продукты. Физика однако!!!
Litvin_main

Избранные главы книги "Выше Бога не Буду": первые испытания на "Битве"

76.

Я опять ходил со счастливой улыбкой по огромному городу, я не терял ни минуты. Как только появлялась возможность, мысли, желания и ощущение счастья свивались в одну массу, плавились, как плавится хрусталь, и я брал в руки эту тяжелую, холодную на ощупь руку, и сердце мое ликовало от восторга. Но где‑то внутри меня какой‑то контролер говорил мне: «Не верю, пока не верю».

То, что мне надо, рисуется очень хорошо, а вот счастья от этого – пока нет. Я нашел в квартире место, где мне максимально комфортно – мой надувной матрас. Мне очень важно было быть в отрыве от земли, хотя бы в нескольких сантиметрах. Каждый вечер душ: я слушал шум воды и вытаскивал в памяти картины из своей жизни, те картины, когда был счастлив – слава Богу, в моей жизни было много таких эпизодов. Я тщательно их отбирал и создавал из них кнопку счастья. Такую кнопку, прикосновение к которой позволит быть счастливым от события, которого еще нет.

Звонок. Марина из съемочной группы строгим голосом спросила, готов ли я к испытаниям.

– У меня нет вариантов. Если я скажу, что не готов, вы же их не перенесете.

– Нет, не перенесем, даже если вы заболеете. Так что постарайтесь не простужаться. Завтра я вас жду на станции метро «Коньково» в три часа дня.

Хорошо, что звонок был в двенадцатом часу ночи, а то бы целый день ходил как на иголках, а так – только бессонная ночь.

Я боялся, я очень боялся. Я не заказывал сон. Я практически не спал.

С утра я позвонил Наталье. Она сначала не хотела мне ничего говорить, но по голосу я понял, что что‑то произошло.

– Что случилось?

– Ты знаешь, утром выхожу во двор, а Акбарс сдох.

Акбарс – это наша собака. Красивая крупная собака, привезенная мной из Казахстана в 1999 году. Среднеазиатская овчарка. Безумно красивый и сильный пес, которого мы все очень любили и который был нам родным. Он практически никогда не болел – и вдруг такое. Речи об отравлении не было. Я сам его воспитывал, он ел только из своей миски и никогда не подбирал с земли корм, даже если это был кусок мяса или кость.

– Видать время его пришло, – сказал я, – не расстраивайся.

Я придумал для Натальи отговорку, что такие крупные собаки не бывают долгожителями. Ему почти девять лет, и это просто старость. У меня мелькнула очень нехорошая мысль, но я не дал ей развиться, я подавил ее всей своей волей. Я вспомнил, как он однажды истошно завыл, сидя мордой к входной двери. Тогда я сказал ему: «Вой на свою башку». И вот он сдох.

Мне было его очень жаль. Я, как мог, успокоил Наталью, а сам себе места не находил. Это сверлящая мысль не давала мне покоя. Надо сосредоточиться на испытании. До назначенного срока еще много времени. Пойду в парк, прогуляюсь.

Рядом с домом был знакомый Воронцовский парк. Я и сейчас люблю это место и, хоть живу далеко от него, периодически его навещаю.

Я пошел в парк, сел на скамейку у пруда и в который раз показал мирозданию то, что я от него хочу. В то утро мне было крайне трудно это сделать. Мысль о собаке не оставляла меня. Скорей бы уж это испытание пройти и выспаться.
Нас собрали в театре. Сцена была круглой. Полный зал зрителей. Меня пригласили на сцену и сказали: «Вот перед вами зрители. У одного из них есть наркотик. Вы, как бывший таможенник, должны это задание выполнить легко и просто». Хорошо. Деваться некуда. Надо искать.

Так… Людей много, все смотрят на меня. Искать как человека в багажнике? Нет, вариант не тот. Как на работе, ловить на страх? Тоже не получится: никто из них меня не боится, да и, похоже, не наркотик это вовсе. На любопытство? Так они все тут сгорают от нетерпения. Да уж… Элементарная вроде бы вещь, а не просто.

Я встал посреди сцены. Десять минут у меня есть. Я начал сканировать. Странно. Страх! Есть страх. Кто же меня боится? Открыл глаза – в секторе молодой парень. Худой, бледный и испуганный. Очень интересная персона. Нет, не может быть. Он скорее всего просто наркоман, попавший в массовку. Возможно, с дозой в кармане. Реакции зрителей, а они видели, куда прятали наркотик, в виде интереса к его персоне, я не чувствую. Человек, у которого спрятаны наркотики, должен привлечь к себе внимание остальных. Продолжим.

Сначала определюсь с сектором. Здесь, как с человеком в багажнике, изменение в ощущениях. Но страх – это не сегодняшняя эмоция. Его надо забыть. Все внимание на руки. Так, сектор вижу, но вот как распознать, кто из них? Сидят очень плотно, амфитеатром, один над другим. Точной дифференцировки нет. Мироздание оглохло. КТО?! Я практически кричал.

Тишина. Изменение в ощущении было, но каким‑то размытым пятном. Не мой день. Уже с утра было ясно, что не мой день.

Я посмотрел на сектор: в центре пятна сидела девушка, ведущая с телевидения. Ну, это же очевидно. Нет, это отвлекающий маневр: ни одного знакомого лица – и тут эта симпатюля. Логика задавила мою интуицию.

Я указал на человека, голова которого возвышалась над девушкой.

Упс. Девушка полезла в декольте и извлекла пакетик с белым порошком.

Я не огорчился. Я ни сколько не огорчился тому, что не поверил себе. Я обрадовался, что у меня был правильный ответ. Он у меня был. Сейчас неважно, озвучил я его или нет. Ответ был дан. А я, ну что я, я же не Господь Бог, я только создан по образу и подобию. Хотя и этого достаточно, чтобы решать множество задач.

После испытания ко мне подошла женщина лет тридцати:

– А скажите, Александр…

О, это сакраментальное «А скажите, Александр» будет преследовать меня еще долго, а тогда это прозвучало впервые.

«А скажите, Александр, я более десяти лет замужем, но у меня нет детей. Будут ли они у меня?»

Вопрос был неожиданным – я еще толком не отошел от испытания. Я практически не думал. Спокойствие вернулось.

– Будет у тебя ребенок, девочка, годик‑полтора подожди.

Женщина смотрела на меня во все глаза. Она мне верила. А я верил себе.

Позже по обстоятельствам рождения ее дочери будет снят фильм, а пока я провалил испытание и шел домой с мыслями о том, что похвалиться мне особо нечем, и хорошо, что никто не знает, чем я тут в Москве занимаюсь.

В тот день я вернулся домой раньше, чем сыновья: Альберт после занятий поехал в Ясенево, прописываться по новому месту жительства, а у Евгения рабочий день был не нормирован.

В квартире был легкий беспорядок. На подоконнике и на полу валялись голубиные перья. Сам голубь улетел, но, судя по разбросанным перьям, он довольно долго искал выход. Даже тюль был сорван с колец. То, что ничего хорошего это нам не сулит, мне было очевидно, но я в который раз срывал стоп‑кран и останавливал процесс. Нельзя даже думать!

Но память выстраивала цепочку казалось бы случайных событий. Лебедь, попавший под мой выстрел, сломанная ураганом березка во дворе нашего дома, вой собаки и ее смерть, голубь, раскидавший свои перья в моем временном жилье. И букет желтых цветов, мелькнувших в моем сне. Все эти знаки переплетались, все они были даны в течение трех последних месяцев. И все они были не хорошими.

К приходу сыновей я навел порядок. Их интересовал мой сегодняшний день, и я в деталях описал испытание в театре.

– Ну как же так, папа, не надо было торопиться и спешить.

– Я собственно и не спешил, просто не мой день.

Я рассказал им про собаку, а про дневного визитера я умолчал. Они тоже многое понимают, и напрягать их мне абсолютно не хотелось.



Приобрести книгу можно на официальном сайте.

Знаешь, как я тебя люблю?

Редкий случай, когда захотелось что-то перепостить.. Очень добрый текст.

Оригинал взят у ptitza в Знаешь, как я тебя люблю?
Сказка Сэма Макбратни, рисунки Аниты Джерам

Настало время спать, и маленький зайчонок крепко ухватил большого зайца за длинные-длинные уши. Он хотел точно знать, что большой заяц его слушает.

- Знаешь, как я тебя люблю?
- Конечно, нет, малыш. Откуда мне знать?..
- Я люблю тебя – вот как! – и зайчонок раскинул лапы широко-широко.

Но у большого зайца лапы длинней.
– А я тебя – вот как.
«Ух, как широко», – подумал зайчонок.

– Тогда я люблю тебя – вот как! – и он потянулся вверх изо всех сил.
– И тебя – вот как, – потянулся за ним большой заяц.
«Ого, как высоко, – подумал зайчонок. – Мне бы так!»

Тут зайчонок догадался: кувырк на передние лапы, а задними вверх по стволу!
– Я люблю тебя до самых кончиков задних лап!
– И я тебя - до самых кончиков твоих лап, – подхватил его большой заяц и подбросил вверх.

– Ну, тогда... тогда... Знаешь, как я тебя люблю?.. Вот так! – и зайчонок заскакал-закувыркался по полянке.
– А я тебя – вот так, – усмехнулся большой заяц, да так подпрыгнул, что достал ушами до веток!

«Вот это прыжок! – подумал зайчонок. – Если б я так умел!».

– Я люблю тебя далеко-далеко по этой тропинке, как от нас до самой реки!
– А я тебя – как через речку и во-о-о-он за те холмы...

«Как далеко-то», – сонно подумал зайчонок. Ему больше ничего не приходило в голову.
Тут вверху, над кустами, он увидел большое тёмное небо. Дальше неба ничего не бывает!

– Я люблю тебя до самой луны, – шепнул зайчонок, и закрыл глаза.
– Надо же, как далеко... – Большой заяц положил его на постель из листьев.

Сам устроился рядом, поцеловал его на ночь...

...и прошептал ему в самое ухо:
– И я люблю тебя до самой луны. До самой-самой луны...



– и обратно.

@Copyright ОГИ
Перевод Евгении Канищевой и Яна Шапиро

Только что...

...вернулся со съемок программы на канале "Столица". Очень доволен собой, т.к. лучше всех ответил на вопрос "Что вы делаете, если вам перешла дорогу черная кошка" - "Черные кошки мне дорогу не переходят" (улыбка)