?

Log in

No account? Create an account
Александр Литвин
"Нет, я не говорил себе «все, я буду теперь навек один» — у меня даже мыслей таких не было, но у меня не было и других мыслей, мыслей о том, что мне надо найти другую женщину. Сосредоточившись на сдаче экзамена, на получении допуска к старту, я не думал о личной жизни. Не думал до того момента, пока не появилась Алена. Мне нравилось внимание женщин, но это было их внимание, а не мое. Внутренняя установка на долгую и счастливую жизнь с Натальей не изменилась, и я не собирался ничего менять. До той субботы, до двадцать первого марта так и было. Что же случилось?
Мне не девятнадцать, и я должен понимать причины своего ненормального поведения. Я давно уже не реагирую на внешность людей. Страшные мне кажутся красивыми, большие — маленькими и наоборот. У меня есть дата рождения этой девушки. Есть совпадение по энергии дня рождения. Здесь идентичность полная. Почувствовал свою, это понятно, но этого недостаточно, это всего лишь симпатия, а мне хочется ей позвонить — и это уже перебор.
Двадцать первое марта — что за день? Новый год. Навруз. День весеннего равноденствия — переход Солнца из южного полушария в северное. Вот она, подсветка. Солнце максимально усилило ее энергию. Но Солнце и на меня влияет, и даже больше, чем на нее. Вероятность того, что она ждет моего звонка, весьма высока. Мне не впервой принимать решения, кардинально меняющие мою жизнь, но в тот день я не думал, что она будет изменена настолько. Я позвонил Алене.
— Алена, сегодня хороший день для того, чтобы прогуляться на Красную площадь, но еще лучше будет сходить в кино.




Мороз по спине пошел моментально, как только я поднял глаза на афишу. Еще не прочитав это слово, я уже пытался согреться. «Сомнение». Мой вечный враг скалился неоновыми буквами бегущей строки: * Сомнение * Сомнение * Сомнение *… Неожиданно и очень знаково. Я думал очень быстро. Если враг проявился, значит, что-то произойдет или не произойдет, но мне надо принимать решение здесь и сейчас. Дать отбой и уйти. Или остаться. Она мне очень интересна, очень. Я не мучился мыслью о том, что если я сейчас уйду, то поступлю не по-джентльменски. Это можно пережить, посчитать себя некоторое время идиотом, но не привязывать к себе девушку, которая даже не понимает всей важности вопроса для нее.
Мы сидели прямо в центре зала. Я смотрел на экран и постепенно приходил в себя. Я закрыл глаза, пытаясь сосредоточиться на своих «да — нет». Это же так просто…
Я проснулся минут за пять до окончания фильма. «Интересно, я храпел во сне? Дай Бог, чтобы она не заметила, вон как внимательно на экран смотрит». Я внутренне смеялся над собой. «Красавчик! Пригласил девушку в кино, а сам уснул, да еще, наверное, храпел. Тебе сорок восемь, иди и читай газету у телевизора. Какую газету, у меня только все начинается».
Внутренний мой монолог был прекращен ощущением невероятного комфорта. Давно я так хорошо не спал, давно. Я уже и забыл, что можно вот так сладко спать. Буду надеяться, что она этого не заметила. А может, она сама спала? Нет, лицо сосредоточенное, следит за сюжетом. А это что? Я только сейчас заметил, что мы сидим рука об руку. Это она или я? Буду думать, что я. Хотя, я ведь спал.
 
 
Александр Литвин
26 Октябрь 2015 @ 22:35
Знание о смерти и сроках её наступления приближает разрушение тела. Срок службы организма неисчерпаем, при наличии всеобщего знания о вечности жизни. Когда-то люди думали что предел их жизни 900 лет, и доживали . По крайней мере об этом говорят древние книги. Давайте поверим в это и будем жить , не надеясь на реинкарнацию.
https://meduza.io/feature/2015/10/26/ya-hochu-sdelat-tak-chtoby-lyudi-perestali-bolet
 
 
 
Александр Литвин
21.
В моем классе было двадцать девять человек: двадцать мальчиков и девять девочек. Культ силы процветал, мы были в состоянии перманентной борьбы за лидерство. Я не был агрессивным ребенком, хотя в обиду себя не давал и никогда не жаловался родителям, никогда. Тяжело оставаться неагрессивным в среде, где агрессия является преимуществом.
Спустя много лет я понял про себя одну вещь: ко мне нельзя относиться несправедливо. Я сделал этот вывод, понаблюдав за всеми, кто когда то был не прав по отношению ко мне. Для человека, поступившего со мной несправедливо, самым безопасным возмездием была и остается моя физическая реакция, мой одномоментный выплеск энергии и трансформация эмоциональной силы в физическую. Если же в силу обстоятельств я не мог произвести эту рансформацию, человеку становилось плохо. Плохо настолько, что жизнь его катилась под откос со скоростью курьерского поезда, а то и вовсе – заканчивалась.
Мне двенадцать лет. Старшие ребята привязали меня к дереву. Им было весело, очень весело, они ничего не делали, просто привязали меня к дереву. Сказать, что я был в ужасе, – ничего не сказать. Это была такая бурная эмоция! Она не имела слов, это было молчаливое сочетание отчаяния, злости, ненависти и несправедливости.
Инициатором был паренек, года на четыре постарше меня. И я «пробил» его. Я тогда еще не знал, что могу это делать. Лет через десять я узнал о его ужасной судьбе…
Позже было еще несколько случаев, но все они были разбросаны во времени, поэтому у меня не появлялось ощущение закономерности, пока опять не случилась несправедливость. Меня обвинили во всех смертных грехах. И ведь не врежешь в ухо. Такая ситуация.
Я лег спать в полнейшей тоске и безысходности. Долго ворочался и наконец впал в какое то полудремотное состояние. Вдруг, слышу голос. Мужской, глубокий, очень чистый. «Хочешь, он умрет?»
Я даже не задумывался, о чем речь. Я знал. Я закричал так, как не кричал никогда в жизни:
– Н Н Н ЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ!
Я проснулся. Было пять часов утра. А пятью часами позже я узнал, что тот человек попал в реанимацию, и ровно в пять утра врачи констатировали клиническую смерть, но сердце смогли запустить дефибриллятором.
Это событие сделало меня крайне осторожным в эмоциях. Но понадобилось еще три случая, чтобы я, наконец то, понял.
Кто стоит у меня за спиной? Кто решает вопросы счастья и несчастья, жизни и смерти? Кто этот судья? Я не знаю. Я слышал его однажды.



Приобрести книгу можно на официальном сайте.