Category: спорт

Category was added automatically. Read all entries about "спорт".

(no subject)

Смотрел позавчера теннис, Медведев - Надаль. Конечно, болел за Медведева, так как он мне ближе не только потому что он соотечественник, а прежде всего потому что он играет на интуиции. Соперник достался ему знатный, во всех смыслах, и прежде всего Надаль - оппонент по восприятию мира.
Даниил Медведев - человек чувств, сильный мужчина, оценивающий мир как объект, предназначенный для освоения. Способ путешествий он выбрал не совсем стандартный, ведь только спорт мирового масштаба может дать свободу перемещений в пространстве, а просто физкультура хороша внутри своего района.
Все сопутствующие спортивные успехи и неудачи для Даниила - это издержки путешествий.
Рафаэль Надаль рассматривает спорт как добычу драгоценных полезных ископаемых, причем он знает, где копать и как копать. Мотивация разная, пути достижения идентичны - спортивное мастерство.
Вроде бы внешне мужчины, но брутальность брутальности - рознь. Медведев - это гнев и досада, Надаль - это истерика и обида.
За четыре часа игры это заметил не только я. В самый кульминационный момент это было весьма заметно, и оба спортсмена читались как открытая книга.


Самое главное различие этих спортсменов заключается в том, что один умеет предчувствовать, а второй умеет обманывать предчувствие соперника.
И истерика, и обида вчера были природой более востребованы, а вот глубинная реакция Медведева, необходимая для победы - гнев - не была включена Даниилом в отношении Надаля.
Говоря понятным языком, Медведев, сам того не желая, повелся на игру Рафаэля, который мастерски разыграл обиженную, истеричную женщину. Даниил на рефлексе пожалел ее.
Конечно, снисходительность к слабым - это удел сильных, но иногда нашу снисходительность используют нам во вред, что и произошло на вчерашнем финальном матче.
Я был только зрителем, но зрителем величайшей драмы, когда суть людей проявляется в полной красе.
Вот за это я люблю спорт. За эмоции.
Litvin_main

(no subject)

Децим Юний Ювенал, возможно, говорил об олимпиаде:
"Этот народ уж давно … все заботы забыл, и Рим, что когда-то
Всё раздавал: легионы, и власть, и ликторов связки,
Сдержан теперь и о двух лишь вещах беспокойно мечтает:
Хлеба и зрелищ!"
Litvin_main

(no subject)

Рубрика #Литвиннасвязи. Отвечаю на вопросы читателей.



Вопрос: Новоиспеченный маме в современном обществе показано немедленно "прийти в форму и похудеть". Правильно ли это?
Александр Литвин: Представьте себе, что ребенок - это растение, которому показано расти в благоприятных условиях. Вот он родился на чернозёме, а мы говорим себе: «А давай-ка этот чернозём высушим и вернем его в песок, каким он был до беременности».
Как вы думаете, что в этом случае происходит с ребенком? Правильно, ничего хорошего, он начинает испытывать недостаток энергии.
Когда мама сразу после родов бежит на фитнес и садится на диету, чтобы вернуться в форму, которую ей навязывает телевидение и модные журналы, она совершает ошибку. Она сама же притупляет свой материнский инстинкт.
Ребенок теряет связь с матерью, плохо набирает вес, а все потому, что женщина решила себя засушить, превратить из плодородного поля в аравийскую пустыню. А вот если у мамы есть интуиция, она сама почувствует, что рано ударяться в спорт.
Litvin_main

Аналитика июня

Первый месяц лета обещает быть жарким настолько, что кровь закипает, а эмоции сублимируются в движение. Мы будем или убегать, или догонять, но ждать никого не намерены. Терпения не хватит даже самым выдержанным. Те, кто понимает сложившуюся ситуацию, сможет держать себя в рамках установленной скорости, не допустит перерасхода энергии (в июне она бьет ключом) и даже может сохранить резерв для июля и августа.
В этом месяце мы похожи на гоночные болиды, которые стараются угнаться за всем — успехом, деньгами, женщинами, мужчинами. В азарте мы теряем адекватность и объективность, травмируя тело и психику — свою и чужую. Вспомните поговорку «тише едешь — дальше будешь» и экономьте топливо.



Collapse )
Энергия солнца приведет к активности потенциальных источников огня, независимо от сферы их применения — будь то жидкость для снятия лака или трансформаторная будка. К сожалению, все правила пожарной безопасности написаны жизнями пострадавших. Будьте осторожны в обращении с огнем!
Litvin_main

Майкл Фелпс

Кто-то отвечает за интуицию, а кто-то за её реализацию.  В тандеме Майкл Фелпс и его мама , Майкл отвечает за реализацию.  В штрих-коде олимпийца есть всё для спорта, сила, выносливость и способность действовать по инструкции, по заданной программе, с невозможностью отклонения от регламента. За интуицию отвечала мама.
Эта мама разглядела в своем ребенке чемпиона, и вы смотрите. Каждый из нас обладает талантом в определенной сфере. И вы - тоже.

Litvin_main

(no subject)

Поздравляю магнитогорский х/к "Металлург" и всех уральцев с победой! Болельщиков ЦСКА прошу не обижаться.
Litvin_main

Избранные главы книги "Выше Бога не буду"

49.
Год пролетел незаметно, у меня появились новые замечательные друзья, мастерство росло. График работы был посменный: день ночь – и сорок восемь часов свободного времени. Но свободного времени у меня как раз и не было: я жил в квартире моего друга, и мне надо было строить свой дом.
Еще в армии я знал, что деньги не будут иметь стабильного курса, и все, что у меня было, вложил в строительные материалы: кирпич, цемент, плиты перекрытия, какие то блоки, гвозди. И вот все это добро, в свободное от работы в таможне время, я складывал в стены своего дома. Я чертовски уставал, но восстанавливался быстро. Эйфория от созданного своими руками давала силы: я никогда не был в такой отличной физической форме. Я даже не ожидал такого эффекта. Однажды в доме у родителей нужно было переставить дубовый стол. Обычно это работа для двух мужчин, а тут, я, не задумываясь, в одиночку поднял его и перенес. Если бы это были тренировки в спортзале, я, вероятней всего, ожидал бы какого то результата, а здесь за ежедневным трудом, незаметно, я стал очень силен. Я стал таким сильным, каким мечтал стать в детстве.
К слову, опыт трансформации многолетних спортивных тренировок в результат у меня уже был. Я много лет играл в волейбол, минимум лет пятнадцать. Это был настоящий спорт, по три раза в неделю. Этот вид спорта давался мне нелегко: я был невысокого роста, неплохо принимал мяч и был неплохим распасовщиком. Мне приходилось прыгать довольно высоко, так как мои коллеги по спорту в среднем были выше сантиметров на десять. И вот, день за днем тренируясь в спортзале, однажды я прыгнул. Я прыгнул так, как никогда до этого раньше не прыгал! Это был один единственный такой прыжок в моей жизни, позже я никогда не смог его повторить, но то, что было со мной в момент этого полета, я не забуду никогда.
Я находился на линии атаки и ожидал пас от моего партнера. Схема была отработана годами, я совершенно не задумывался, все работало на инстинктах, но в этой ситуации я почему то решил просмотреть ее заранее: за какие то доли секунды я «увидел» летящий мяч, выходящий на точку удара, в три шага разбежался, взлетел и ударил. А потом был настоящий пас, и мяч вышел точно в заданную точку, я взлетел… и стало тихо.
Абсолютная тишина и тотальная неподвижность. Мяч завис в воздухе, я парил над сеткой. Я осмотрел площадку соперников – я видел ее всю – и нашел на ней свободное место. Соперники стояли в разных позах, с замершими на лицах эмоциями, кто то из них повис в воздухе в стремительном прыжке, кто то, вскинув руки в воздух, остался висеть, и только я плавно и тихо подлетал к мячу.
Удар – и все ожило. Шум, крики и изумленный взгляд моего товарища. Он ничего не мог сказать и смотрел на меня во все глаза. Когда его удивление стало поддаваться контролю, он спросил:
– Ты помнишь высоту сетки?
– Да, конечно, помню. Два метра сорок три сантиметра.
– Ты вылетел по пояс выше сетки!
Во сне я летал часто, а вот так, в жизни, в объективной реальности, впервые и, как я понял, один единственный раз – позже мне ни разу не удавалось повторить тот прыжок. Тогда я еще не вел наблюдений за природой с календарем в руках и не знаю, какая энергия превалировала в тот день. Но скорее всего это был оранжевый спектр и полнолуние, когда гравитация минимальна.
Эйфория от созданного своими руками давала силы, и работа на строительстве дома спорилась. За лето я поднял первый этаж, и мне нужно было перекрыть оконные проемы. Работавший на самосвале одноклассник привез мне бетонные оконные балки. Они были килограммов под пятьдесят, и в принципе мне было под силу их поднять. Чтобы не сломать их, я аккуратно стаскивал балки с кузова, прижимал к себе и аккуратно опускал на кучу песка. Балки были совершенно идентичными. Все одинаковые. Кроме одной.
Она лежала в кузове девятой и десятой, я схватил ее так же, как хватал предыдущие. Но недооценил свои силы, и это было моей ошибкой. Хотя, ошибкой бы я это не назвал: когда много работаешь со строительными материалами, с землей, с цементом, с песком, интуиция снижается. Монотонная механическая работа не давала возможности остановиться и почувствовать опасность, да и мирозданию, видимо было угодно не дать мне ее почувствовать. Меня надо было менять, и, вероятно, это был единственный приемлемый и объективный для других и меня способ.
Уже позже, в конце октября, когда я вышел из больницы, я измерил эту балку линейкой, она оказалась на четыре сантиметра шире обычных. Четыре несчастных сантиметра бетона, которые отправили меня на встречу с моими, как оказалось, многочисленными предками.
Я прижал ее к себе, еще не понимая, что вес для меня запредельный. Внутри что то тихо щелкнуло, я опустил балку на песок. На какое то мгновение мне стало нехорошо. Я присел, закурил сигарету. Отпустило. Разгрузил остальные балки и отправился домой – вечером мы с Женькой планировали ехать на озеро, погонять уток. Быстро проскочив сорок километров до заветного озера, накачали лодку и отправились в камыш. Я успел сделать два выстрела. На втором отдачу почувствовал не в плечо, как обычно, а в солнечное сплетение. Я положил на него руку, и тут мне стало нехорошо – не от боли, а от того, что я понял: кровь, капелька за капелькой уходила в полость желудка из лопнувшего сосуда. Стараясь не напугать Женьку, я сказал, что нам придется ехать домой.
– Почему?
– Да что то желудок прихватило.
Мы сели в машину и поехали. Трасса пустынная, совершенно прямая. Я старался сохранить силы и не потерять сознание. Мне удавалось это делать, но поле моего зрения постепенно сужалось. У меня было ощущение, что схлопываются какие то ставни створки, и в результате я видел дорогу в каком то маленьком квадратике. Но сил хватило.
Я приехал домой и сказал Наталье, чтобы вызвала «скорую». «Скорая» приехала быстро. Меня как следует растрясли по пути в стационар. Страха не было абсолютно. Я знал, что не умру. Дежурный доктор долго не появлялся, потом он пришел и задал обычный вопрос:
– На что жалуетесь?
– На желудочное кровотечение. Мне срочно нужна аминокапроновая кислота.
– Так, ты не спеши. Врач здесь я. Сначала надо сделать гастроскопию.
– Доктор, а, может, сразу начнем терапию? Я не ошибаюсь.
– Ты кто? Таможенник? Вот там и командуй.
У меня не было сил объяснять, кто я и что я. Я сидел в палате, ждал, когда придет гастроэнтеролог. Мне очень резко стало плохо. Последнее, что я помню, это огромную лужу крови на белом кафельном полу и отдаленную суету, доносившуюся сквозь какую то вату.
Стало тихо тихо, и я увидел их. Они стояли плотной толпой, в два ручья: по левую руку – все ушедшие родственники по линии отца, по правую – по линии матери. Тех, кто был в первых рядах и кого я знал при жизни, я, естественно, узнал. Но и тех, кто дальше, я, как ни странно, тоже стал узнавать. Это были мои прямые предки, прапрапрабабушки и прапрапрадедушки, и их было много. Их было так много, что они заполнили все пространство с обеих сторон от меня и за спиной. И они все внимательно на меня смотрели. Взгляды их были наполнены интересом, любопытством и чем то еще. Я все никак не мог понять, что именно их привело. Я не почувствовал ни любви, ни ненависти. Они стояли и смотрели, и в какой то момент я понял, что они просто показывают мне себя. Смотри: мы были, мы есть, мы твой род, мы твой клан. Нас миллионы.
Их действительно было очень много, представителей множества народов и наций. Это была мимолетная встреча, но она осталась в моей памяти на всю жизнь.

Приобрести книгу можно на официальном сайте.
Litvin_main

(no subject)

Сегодня мы станем несколько тяжелее, и всё станет несколько тяжелее. Видали когда-нибудь обувь, в которой штангисты поднимают свои штанги? Вот сегодня нужна именно такая обувь! Гипертоникам-особое предупреждение! Кровь наша становится тяжелой и плотной, и весьма склонна к тромбо-образованию. И так, пятница, а тут еще гравитационное влияние, снижающее скорость транспорта. Коллапс!

Litvin_main

***

Одна знакомая девушка с женихом решили обвенчаться в армянской церкви. Позвонили в церковь на Олимпийском, им говорят - а вы делали пожертвования? Нет? Ну тогда венчание бесплатно, но приготовьте 2 тысячи долларов США, вы же армяне, и должны поддерживать свою церковь.